Гласность правосудия и права журналистов

Гласность судебного разбирательства

По сообщению газеты «Новый компаньон» (г.Пермь) от 16 декабря 2003 года уже в следующем месяце Арбитражный суд Пермской области разработает положение о своей пресс-службе. При суде планируется ввести аккредитацию журналистов, причем присутствие на процессе без нее будет невозможным. По словам председателя Арбитражного суда Пермской области Виктор Цодиковича, «аккредитация будет выдаваться не всем», а требования к корреспондентам будут оговорены в положении. Это сообщение не может не вызывать тревогу. Получение информации о происходящих судебных процессах и деятельности суда и так вызывает немало трудностей у журналистов. Усугубляет ситуацию то, что сами журналисты иногда не имеют чёткого представления о соответствующих своих правах и обязанностях.

Между тем, гласность судебного разбирательства – один из основных принципов демократического правосудия. Этот принцип закреплён в Конституции РФ (ч. 1 ст. 123): «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом», т.е. открытое заседание является правилом, а закрытое – исключением, причём обязательно предусмотренным в законе.

В соответствии с процессуальным правом, в открытом заседании особыми правами по сравнению с обычным гражданином журналист не пользуется. Но у него не может быть и меньше прав, чем у другого гражданина. Например, чтобы пройти в зал заседаний, нет необходимости проходить аккредитацию или предъявлять редакционное удостоверение.

При этом, в соответствии с нормами массово-информационного права, основанным на положениях Конституции РФ, у журналистов есть дополнительные права как находиться в суде, как и в любом другом государственном органе, организации, общественном объединении, так и получать из них информацию на приоритетной основе.

Посещая открытые судебные заседания, журналист, как и любой присутствующий, вправе вести письменную запись и стенограмму процесса, а также фиксировать ход процесса иным письменным способом (например, делать рисунки). Ему разрешается вести звукозапись, если это не создаёт препятствий для судебного разбирательства. Указанная оговорка, видимо, применима в тех случаях, когда запись ведется, условно говоря, не «для памяти», а «для ретрансляции» по радио, ТВ и т.п. Во втором случае диктофона «на коленях» присутствующего в зале недостаточно, желательно применение выносных микрофонов, перемещение журналиста по залу, что может отвлекать участников рассмотрения дела, создавать трудности в поддержании надлежащего порядка на заседании. Как представляется, в первом случае специального разрешения судьи, рассматривающего дело, для проведения звукозаписи не требуется.

Однако такое разрешение необходимо иметь для кино- и фотосъёмки, производства видеозаписи, трансляции заседания по радио и ТВ. Об этом говорится в статье 11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года, в статье 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 года, в статье 10 Гражданско-процессуального кодекса РФ 2002 года (вступил в силу 1 февраля 2003г.).

Удаление кого-либо из присутствующих из зала заседаний возможно в случае нарушения им порядка, т.е. совершения таких действий, которые препятствуют или мешают ходу судебного разбирательства, свидетельствуют о неуважении к суду, нарушают регламент судебного заседания или распоряжения председательствующего, обеспечивающие нормальный ход процесса. И если в гражданском и арбитражном процессах необходимо предварительное предупреждение лица и только после невыполнения требований судьи возможно его удаление из зала, то в уголовном процессе такой порядок отсутствует и, надо понимать, удаление может произойти вообще без объяснения причин. При этом заметим, что как показал опрос, проводившийся в г.Воронеже в 2000 году, в среднем по городу 16% журналистов хотя бы раз были удалены из зала суда (см. «Реализация принципа гласности и открытости судопроизводства на практике»).

Дополнительные права журналистов

У журналистов есть дополнительные права находиться в суде, как и в любом другом государственном органе, организации, общественном объединении. Это связано с тем, что в соответствии со ст.49 Закона о СМИ журналист рассматривается как лицо, выполняющее общественный долг. Под последним, как представляется, прежде всего, понимается то, что журналисты обеспечивают граждан достоверными сведениями о деятельности государственных органов, организаций общественных объединений, их должностных лиц. Эта обязанность, в свою очередь, вытекает из статьи 38 («Право на получение информации») Закона о СМИ:

«Граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц».

Право граждан на оперативное получение через СМИ достоверных сведений о деятельности государства является необходимым условием для соблюдения конституционного принципа суверенитета народа (народовластия) (ч. 2 ст. 3 Конституции РФ):

«Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.»

Ведь данный принцип предполагает осуществление свободного волеизъявления граждан в форме всеобщего голосования (или референдума), а также демократический контроль за происходящим в процессе отправления государственными органами и должностными лицами своих властных полномочий. Ни одно, ни другое невозможно без достоверного информирования граждан о деятельности государственных органов, организаций общественных объединений, их должностных лиц. Заметим, что в соответствии с Конституцией судебная власть является одной из ветвей государственной власти, наряду с законодательной и исполнительной (ст.10 Конституции РФ).

Схожий смысл имеет и конституционный принцип открытости судопроизводства (ст.123). С одной стороны, при его реализации, осуществляется контроль за деятельностью суда со стороны общества, что дисциплинирует судей, повышает чувство ответственности при разрешении дел. С другой стороны, обеспечивается обратная связь: присутствующие на судебном заседании знакомятся с деятельностью суда. Открытость судебного заседания обеспечивает связь между судом и обществом. Это позволяет осуществлять воспитательную функцию правосудия.

Хотя в соответствии с ч. 4 ст. 29 Конституции РФ каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, именно ответственная деятельность средств массовой информации является как гарантией, так и способом обеспечения эффективности такого контроля.

Именно в силу указанной связи права на свободу слова и выражения мнения со свободой массовой информации, ч. 5 ст. 29 Конституции РФ и ст. 1 Закона о СМИ гарантируют свободу массовой информации. А в соответствии с п. 4 ст. 49 того же Закона журналисты рассматриваются в качестве лиц, выполняющих общественный долг.

Закон о СМИ наделил журналиста целым рядом прав, многих из которых лишены другие граждане. Как мы теперь видим, сделано это именно в силу особого общественного долга представителей этой профессии. Статья 47 Закона о СМИ («Права журналиста»), среди прочих, относит к ним следующие:

«1) искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

2) посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;

3) быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;

4) получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

5) копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения требований части первой статьи 42 настоящего Закона;

6) производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;

<…>»

Рассмотрим некоторые из них по отдельности в контексте темы данной работы. Право искать, запрашивать, получать и распространять информациюотличается от конституционного права «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ст.29 Конституции РФ) важным элементом – «запрашивать». Вопросы запроса информации из государственных органов регламентированы в Законе о СМИ и в Законе «Об информации, информатизации и защите информации». В них установлена процедура подачи запроса и получения редакцией информации.

Статья 39 Закона о СМИ говорит об обязанности руководителей государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц отвечать на запрос редакции на получение информации, а статья 40 – о случаях отсрочки и отказа в предоставлении информации:

Вопросам получения информации по запросу уделяет внимание и ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации». Причём, пункт 1 статьи 12 освобождает запрашивающую сторону от обязанности объяснять причину необходимости искомой информации.

Гарантией получения информации по запросу Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» видит возможность обжалования отказа в её предоставлении в суде.

Это право подтверждает Закон о СМИ (Статья 61. Порядок обжалования. Статья 58 «Ответственность за ущемление свободы массовой информации»).

Вступившим в силу 1 июля 2002 года Кодексом РФ об административных правонарушениях прямо предусматривается административная ответственность за непредоставление информации в двух случаях. Первый касается неправомерного отказа в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов, материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, либо несвоевременное предоставление таких документов и материалов, а также, что чрезвычайно важно, непредоставление иной информации в случаях, предусмотренных законом, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации. Наказанием служит наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.39).

Второе право –посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы. Заметим, что закрепляется лишь само право на посещение данных органов и организаций, а порядок посещения остается за рамками данного закона. Порядок регулируется либо специальным законодательством, либо зависит от сферы деятельности конкретного учреждения или организации, наличия внутренних (локальных) нормативных актов, регулирующих распорядок на данном предприятии (режим).

В случае отсутствия специального порядка посещения, презюмируется свободный доступ на него журналиста на основании п. 2 ст. 47 Закона о СМИ. Причём, по мнению авторов «Комментария к Закону РФ о СМИ» (под ред. к.ю.н. В.Н.Монахова; М., «Галерия», 2001), «поскольку любые ограничения прав граждан могут вводиться лишь на основании только федерального законодательства (ст. 55 Конституции Российской Федерации), то ограничение права доступа к информации также должно быть закреплено на уровне федерального закона. Любое ограничение на доступ к информации в нарушение установленных требований федерального законодательства, оформленное приказом или иным распоряжением руководителя учреждения, организации (независимо от формы собственности), является незаконным. Это, однако, не говорит о том, что владельцы информационных ресурсов не могут установить порядок доступа к ним, а именно указать место, время, ответственных должностных лиц, необходимые процедуры доступа, как к самой информации, так и на территорию предприятия (ст. 12 Закона РФ “Об информации, информатизации и защите информации”)».

Третье право – быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации – не корреспондирует с обязанностью должностного лица принять журналиста и фактически остаётся декларативным. Действенной формой запроса редакции СМИ является письменная, а не устная, приёма должностным лицом журналиста для получения ответа на запрос не требуется, поэтому указанное право фактически поглощено правом запрашивать информацию (см. выше).

Четвертое право – получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну – вовлекает в оборот целый ряд нормативно-правовых актов, в соответствии с которыми возможно отнесение сведений к охраняемой законом тайне. Принятый в 1995 году российский Закон «Об информации, информатизации и защите информации» подразделяет находящуюся в распоряжении государства информацию с ограниченным доступом на два вида: 1) информацию, отнесённую к государственной тайне, и 2) конфиденциальную информацию. Причем в нем же устанавливается, что документы, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти… об использовании бюджетных средств и других государственных и местных ресурсов, а также документы, накапливаемые в… информационных системах органов государственной власти… представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан, относить к информации с ограниченным доступом запрещено (Статья 10. Информационные ресурсы по категориям доступа).

Вопросы государственной тайны определяет, в полном соответствии с частью 4 статьи 29 Конституции РФ, Закон РФ «О государственной тайне». Он даёт определение основным понятиям и перечисляет категории сведений, которые отнесены к государственной тайне. В соответствии с полномочиями, предоставленными ему по статье 4 Закона «О государственной тайне», 30 ноября 1995 года Президент России подписал и впоследствии неоднократно вносил изменения в свой Указ «Об утверждении перечня сведений, отнесённых к государственной тайне» (№1203).

Наиболее подробно сведения конфиденциального характера характеризует Указ Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» от 6 марта 1997 года (№ 188).

Содержание понятий служебная и коммерческая тайна раскрываются в пункте 1 статьи 139 ГК РФ. Чтобы не допустить волюнтаризма обладателя информации в определении сведений, которые могут составлять коммерческую тайну, Правительство РСФСР утвердило Постановление «О перечне сведений, которые не могут составлятькоммерческую тайну» (от 5 декабря 1991 г. № 35, в ред. от 03.10.2002).

Однако, в контексте нашей темы нельзя не сказать о том, что судьи не обязаны представлять кому бы то ни было для ознакомления документы из рассмотренных или находящихся в производстве делах, за исключением случаев, предусмотренных процессуальным законом (ст. 10 «Недопустимость вмешательства в деятельность судьи» Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года, № 3132-1). В процессуальных кодексах журналист не указан в качестве лица, которому предоставлено право знакомиться с материалами дела. Решая вопрос о конкуренции норм Закона о СМИ и Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», отметим, что второй принят позже и, следовательно, его нормы в таком случае имеют приоритет. Окончательный вывод может быть сформулирован следующим образом:

«[В] в силу прямого указания Закона о СМИ журналист имеет право знакомиться с материалами дел (которые не находятся у судьи), за исключением случаев, когда заседания были закрытыми (т.е. в материалах содержатся сведения, составляющие охраняемую законом тайну). При этом разрешения на ознакомление получать не требуется (опять-таки за исключением случаев, когда речь идет об охраняемой законом тайне, когда разрешение необходимо получать у лица, уполномоченного законом давать такое разрешение). В то же время, если дело находится у судьи, то возможность доступа к нему журналистов оставлена на усмотрение последнего, который вправе без указания причин не разрешить ознакомление, сославшись на норму, имеющую приоритет над нормами ст. 47 Закона о СМИ. Однако отказ судьи не препятствует журналисту ознакомиться с делом в канцелярии суда, после того как оно «ушло» от судьи». («Техника юридической безопасности для журналиста: Сборник материалов практических обучающих семинаров для работников СМИ и будущих журналистов»./Под ред. А.К. Симонова. 3-е изд., испр. и доп. – М.: «Галерия», 2002. – с. 104.)

Что же касается пятого из указанных прав – копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения требований части первой статьи 42 настоящего Закона, то оно прямо связано с возможность реализовать четвёртое право. Статья 42 Закона о СМИ касается обязанности редакции СМИ соблюдать права на интеллектуальную собственность, а в силу статьи 8 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» судебные решения не являются объектами авторского права.

Наконец, шестое право – производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом, ясно указывает на нормы процессуальных кодексов, о которых сказано выше.

В заключении нельзя не упомянуть законопроект «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», который Правительство РФ намерено предложить для рассмотрения Государственной Думе уже в начале 2004 года.

Заметим, что ч.6 ст.1 этого законопроекта предполагает установить следующую норму:

«Доступ к информации о деятельности органов законодательной власти, судов, органов внутренних дел, налоговых и таможенных органов, органов прокуратуры, органов обороны, органов обеспечения безопасности осуществляется в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, с учетом особенностей, установленных для этих органов другими федеральными законами».

А п. 40 ст.9 предполагает установить норму о том, что:

«Состав информации о деятельности судов, обязательной для размещения в информационных системах общего пользования, определяется законодательством Российской Федерации».

Андрей РИХТЕР

Примечания

1. «Европейский суд по правам человека и защита свободы слова в России: прецеденты, анализ, рекомендации»/ Под ред. Г.В.Винокурова, А.Г.Рихтера, В.В.Чернышова. – М.: Институт проблем информационного права, 2002. (Журналистика и право; Вып. 32)

2. «Комментарий к Закону РФ о СМИ» (под ред. к.ю.н. В.Н.Монахова) М., «Галерия», 2001

3. Комментарий Центра “Право и СМИ” «Ошибочное понимание презумпции невиновности», «Законодательство и практика средств массовой информации», 7-8 (35-36), июль-август 1997 г.

4. Комментарий Центра “Право и СМИ” «Пересмотр судебных решений – угроза для судебных репортеров», «Законодательство и практика средств массовой информации», 10 (74), октябрь 2000.

5. «Прозрачность правосудия: международные стандарты и российская практика» Стенограмма конференции 10-11 октября 2000 г. в Российской правовой академии Министерства юстиции РФ.

6. «Реализация принципа гласности и открытости судопроизводства на практике». Анализ результатов «Мониторинга гласности судопроизводства и доступа к информации в суде» Центрально-Черноземного Центра защиты прав СМИ, май 2000г. Неопубликованный доклад. Используется с разрешения Центрально-Черноземного Центра защиты прав СМИ.

7. «Техника юридической безопасности для журналиста: Сборник материалов практических обучающих семинаров для работников СМИ и будущих журналистов»./Под ред. А.К. Симонова. 3-е изд., испр. и доп. – М.: «Галерия», 2002.

8. Фонд защиты гласности «СМИ и судебная власть в России». М.: Издательство «Галерия», 1998.


Ми надаємо безоплатні консультації із юридичних питань у сфері інформаційного та медійного права. Будемо раді поділитися з вами своїм досвідом.

Докладніше про консультації

 

Задайте Ваше питання через форму:

Ваше ім'я (обов'язково)

Ваш email (обов'язково)

Ваше повідомлення


Також ви можете звернутися до нас іншими способами: