Европейский Суд признал, что непредоставление информации нарушает свободу выражения взглядов

17 февраля 2015 года Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу «Гусева против Болгарии». Заявительница является членом СоветаДиректоров организации, которая занимается защитой животных. Она подала мэру Видина три запроса о предоставлении информации касательно отношения к беспризорным животным и организации работы с ними, в удовлетворении которых мэр отказал. Невзирая на то, что Окружной административный суд Видина и Высший Административный Суд Болгарии удовлетворили иски госпожи Гусевой и обязали мэра предоставить запрашиваемую информацию, Заявительница все еще ее не получила. Всвязи с этим, она подала заявление в ЕСПЧ, в котором жаловалась, что непредоставление мэром запрашиваемой информации нарушило ее право получать и распространять общественно важную информацию.

В своем решенииЕвропейский Суд напомнил, что общество имеет право получать информацию, которая представляет общий интерес. При этом, функции из создания разнообразных платформ для публичных дискуссий не ограничиваются прессой. Они включают в себя и негосударственные организации, которые также исполняют роль «сторожевого пса», поскольку их деятельность гарантирует такую же защиту Конвенцией, как и защита прессы. ЕСПЧ также отметил, что отказ мэра удовлетворить запросы после вынесения финальных решений не имеет законных оснований. В то же время, Суд заметил, что в решении Высшего Административного Суда Болгарии было указано, что закон не определяет временные границы в течение которых должностное лицо должно было бы выполнить окончательное решение суда. В этом случае, решить когда именно выполнить судебное решение должно было само должностное лицо. В связи с отмеченным, Европейский Суд считает, что отсутствие четких временных границ создало непредсказуемость в вопросах выполнения, которое, в конечном итоге, так и не было воплощено. Таким образом, в соответствующем национальном законодательстве Болгарии отсутствуеттакой элемент, как предсказуемость, которая не отвечает трехсоставному тесту ЕСПЧ по части 2статьи 10 Конвенции. Именно поэтому Суд удовлетворил заявление госпожи Гусевой и признал, что вмешательство небыло предусмотрено законом, а статья 10 Конвенции была нарушена. 

Впрочем, невзирая на некоторую«сухость» решения ЕСПЧ, интересными являются отдельные мысли, выраженные некоторыми судьями.  

Так,судья Войтишек считает, что, фактически, теперь существует две категории лиц: содной стороны, журналисты и негосударственные организации, а с другой – все другие лица. При этом, первая категория, в отличие от второй, пользуется более сильной защитой своего права на доступ к информации. Указанное приводит к непрямому разделению лиц на более привилегированную элиту с особенными правами на доступ к информации и на «рядовы елица», обреченные на доступ по общему режиму, что позволяет налагать более широкие ограничения на отмеченное право.

Господин Войтишек отмечает, что практика ЕСПЧ относительно прав журналистов и прессы возникла в 1970х, а в 1980х развилась в специфическом социальном контексте. В то время право на доступ к публичной информации не было широко признанным и пресса пользовалась квази-монополией в получении и распространении информации. По мнению судьи, развитие технологий и, особенно, Интернета привело к абсолютно другой ситуации сегодня: количество доступной информации и путь,которым она передается в обществе, значительно изменились. Пресса потеряла свою  квази-монополию на распространение информации, ее влияние значительно уменьшилось, а доступ к публичным дебатам стал более демократическим. Господин Войтишек считает, что сегодня, без преувеличения, все граждане европейских государств являются журналистами. Большинство людей имеют прямой доступ к разным источникам информации, собирают или спрашивают информацию от органов власти, распространяют информацию другим лицам или публично комментируют вопрос общественного интереса. Они непосредственно принимают участие в публичных дебатах через разнообразные каналы, по большей части через Интернет, и являются общественными «сторожевыми псами»,которые наблюдают за действиями органов власти, потому разделение между журналистами и другими гражданами уже устарело. В этом контексте в 2015 году судебная практика касательно функций прессы уже кажется неактуальной и должна быть адаптированной в соответствии с развитием общества.

Соглашаясь с важностью роли, которую играют в жизни общества пресса и негосударственные организации,судья считает, что особенные правила не должны применяться к праву на доступ к информации. Все лица должны быть равны в этом праве. Он отмечает: «Я не понимаю почему две группы, выделенные большинством, должны пользоваться лучшей защитой права на доступ к информации. Доступ к информации не должен зависеть от статуса лица, которое запрашивает информацию. Принимая во внимание тот факт, что право на информацию защищено статьей 10, разделение, которое было сделано в обосновании, является несовместимым с запретом дискриминации, определенным в статье 14 Конвенции».  

Более детально ознакомиться с решением и отдельными мнениями судей Вы можете по ссылке.

 

Ми надаємо безоплатні консультації із юридичних питань у сфері інформаційного та медійного права. Будемо раді поділитися з вами своїм досвідом.

Докладніше про консультації

 

Задайте Ваше питання через форму:

Ваше ім'я (обов'язково)

Ваш email (обов'язково)

Ваше повідомлення


Також ви можете звернутися до нас іншими способами: