Освещение в СМИ судебных процессов как средство обеспечения открытости и гласности судопроизводства (украинский опыт)

Право каждого человека на справедливое и публичное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, в случаях определения его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, провозглашено статьей 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом определено, что судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия [1].

В развитие данной нормы международного права гласность судебного процесса закреплена в пункте 7 части 3 статьи 129 Конституции Украины в качестве одного из основных принципов судопроизводства [2]. В статье 9 Закона Украины «О судоустройстве Украины» определено, что рассмотрение дел в судах происходит открыто, кроме случаев, предусмотренных процессуальным законом. Участники судебного разбирательства и другие лица, присутствующие на открытом судебном заседании, имеют право делать письменные заметки. Проведение в зале судебного заседания фото- и киносъемки, теле-, видео-, звукозаписи с применением стационарной аппаратуры, а также трансляций судебного заседания допускаются с разрешения суда, в порядке, установленном процессуальным законом. Рассмотрение дела в закрытом судебном заседании допускается по решению суда в случаях, предусмотренных процессуальным законом [3].

Статьей 20 Уголовно-процессуального кодекса Украины закреплено, что разбирательство во всех делах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны. Закрытое судебное разбирательство, кроме того, допускается по мотивированному определению суда по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц и в случае, когда того требуют интересы безопасности лиц, взятых под защиту. При этом законодатель обязал слушание дел в закрытом заседании суда осуществлять с соблюдением всех правил судопроизводства и во всех случаях провозглашать приговоры судов публично [4].

Статьей 6 Гражданского процессуального кодекса Украины провозглашено, что рассмотрение дел во всех судах проводится устно и открыто. Закрытое судебное разбирательство допускается в случае, если открытое рассмотрение может привести к разглашению государственной или иной охраняемой законом тайны,  а также по ходатайству лиц, принимающих участие в деле, с целью обеспечения тайны усыновления, предотвращения разглашения сведений об интимных или иных личных сторонах жизни лиц, принимающих участие по делу, или сведений, которые унижают их честь и достоинство. Личные бумаги, письма, записи телефонных разговоров, телеграммы и другие виды корреспонденции могут быть оглашены в судебном заседании только при согласии лиц, определенных Гражданским кодексом Украины. Это правило применяется при исследовании звуко- и видеозаписей такого же характера. Участники гражданского процесса и другие лица, присутствующие на открытом судебном заседании, имеют право делать письменные записи, а также использовать портативные аудиотехнические устройства. Проведение в зале судебного заседания фото- и киносъемки, видео-, звукозаписи с применением стационарной аппаратуры, а также трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются на основании постановления суда при наличии согласия на это лиц, которые принимают участие по делу [5].

Статья 12 Кодекса административного судопроизводства Украины устанавливает, что рассмотрение дел в административных судах проводится открыто. Суд постановлением может объявить судебное заседание или его часть закрытыми с целью неразглашения государственной или иной тайны, которая охраняется законом, защиты личной и семейной жизни человека, в интересах малолетнего или несовершеннолетнего лица, а также в других случаях, установленных законом. Лица, присутствующие в зале судебного заседания, могут использовать портативные аудиотехнические средства. Проведение в зале судебного заседания фото- и киносъемки, видео-, звукозаписи с применением стационарной аппаратуры, а также трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются на основании постановления суда при наличии согласия на это лиц, принимающих участие в деле, кроме являющихся субъектами властных полномочий. Судебное решение, постановленное в открытом судебном заседании, провозглашается публично. Если судебное разбирательство происходило в закрытом судебном заседании, публично провозглашается лишь резолютивная часть решения [6].

Статья 4-4 Хозяйственного процессуального кодекса Украины провозглашает рассмотрение дел в хозяйственных судах открытым, за исключением случаев, когда это противоречит требованиям охраны государственной, коммерческой или банковской тайны, или когда стороны или одна из сторон обоснованно требуют конфиденциального рассмотрения дела и подали соответствующее ходатайство до начала рассмотрения дела по существу [7].

Таким образом,  устанавливая открытость судебного разбирательства уголовных, гражданских, административных и хозяйственных дел, действующее законодательство Украины допускает присутствие в суде среди публики и журналистов. При этом никаких требований к журналистам относительно их аккредитации в судах не выдвигается. Единственное ограничение свободной журналистской деятельности в зале судебного заседания заключается в необходимости наравне с иными лицами, находящимися там же, соблюдать общие требования по соблюдению порядка. Относительно использования звукозаписывающей, фото- и видеоаппаратуры, если она не является стационарной, также не может быть запретов. Стационарная аппаратура может быть применена при соблюдении разрешающих их использование условий по решению суда.

Свободный доступ представителей средств массовой информации в суд является одним из важных признаков реализации принципа гласности в судопроизводстве. Посредством СМИ информация о правосудии становится более доступной обществу, которое получает возможность иметь представление о качестве правосудия и его соответствии требованиям не только законности, но и господствующим в настоящее время в обществе идеям, идеалам и моральным ценностям.

Обращаясь к дореволюционному опыту русской юриспруденции, обнаруживаем, что вопросам гласности судопроизводства и в то время уделялось достаточное внимание. По мнению И.Я.Фойницкого, «Благодаря гласности сохраняется постоянный обмен мнениями между судьями и остальным обществом, впоследствии чего юстиция не утрачивает связи с жизнью. Для граждан не столько важно иметь суд, изрекающий безусловную истину, сколько быть убежденным в том, что их суд прав и хорош. А это общественное убеждение в достоинстве суда возможно с тем лишь условием, чтобы каждый шаг судебной деятельности был известен обществу. …

Каждое частное лицо имеет право знать все, что происходит в суде уголовном. Это право может быть осуществляемо им в форме непосредственного присутствия в зале заседания, двери  которого открыты для каждого… или посредством ознакомления с делом из различных органов печати, свободно помещающих на своих столбцах все происходящее на суде. Отступления от гласности могут быть допущены лишь в некоторых исключительных случаях, для ограждения общественной нравственности и безопасности» [8].

Из зарубежного опыта заслуживает внимания позиция Верховного Суда США, который установил, по свидетельству В.Бернхема, – что право на открытый судебный процесс препятствует «использованию судей как инструмента преследования» и исключает возможность «ненадлежащего использования судебной власти». Требование открытости судебного процесса предусматривает допуск публики на судебное слушание дела. Если же мест в зале суда не хватило на всех, и кто-то из-за этого не смог присутствовать, это, как считает данный автор, не считается нарушением [9]. В свою очередь, Д.Гомье справедливо считает, что гласность при судебном рассмотрении дел удовлетворяет не только интересы сторон по делу, но и интересы широкой общественности, так как поддерживает уверенность граждан в существовании справедливого судопроизводства [10].

Ход и результаты судебного рассмотрения дела могут и должны освещаться в средствах массовой информации, если дело представляет общественный интерес. Участвующие в деле лица вправе высказывать свое мнение по поводу рассматриваемого судом дела, но при этом они должны придерживаться требований действующего законодательства, направленного на сохранение государственной и служебной тайны. Не должны подлежать разглашению конфиденциальные сведения. В высказываниях и комментариях участников процесса не должно быть высказываний, унижающих честь и достоинство личности.

Представляется естественным, что каждое судебное решение, постановленное судом с соблюдением принципа гласности судебного процесса и широкого информирования граждан, должно быть мотивированным, обоснованным и понятным каждому гражданину. Это должно стать препятствием самой возможности принятия судами необоснованных решений, злоупотреблениям и протекционизму, коррупции и взяточничеству. Гласность судебного процесса может быть одним из средств установления доверия к суду как к органу, который должен быть гарантом справедливости государства [11].

Как справедливо отметили М.М.Михеенко, В.Т.Нор и В.П.Шибико, для подсудимого, считающего себя невиновной жертвой произвола и беззакония, гласность судебного процесса предоставляет возможность привлечь к своему делу внимание общественности, вплоть до мировой [12]. Действительно, трудно представить себе судью, который бы в условиях гласности судебного процесса решился бы на принятие необоснованного, немотивированного и незаконного решения. Еще И.Я.Фойницкий обращал внимание на то, что гласность помимо права личного присутствия граждан в судебных заседаниях предполагает также право оглашения и обсуждения в печати происходившего на суде [13].

Следует признать, что немало проблем возникает с реализацией принципа гласности в связи с освещением обстоятельств конкретного судебного дела в средствах массовой информации. В этой связи представляет интерес точка зрения Л.И.Будниковой и В.Л.Будникова, считающих, что многие из средств массовой информации по тем или иным причинам доводят до сведения своих адресатов искаженную, необъективную информацию, будучи при этом просто ангажированными одной из сторон. Исходя из этого, в целях обеспечения законности и достоверности сообщаемой информации, повышения ее должного воспитательного воздействия, данные авторы считают, что средствам массовой информации следует рекомендовать воздерживаться от каких-либо аналитических обзоров, собственных односторонних выводов до вступления приговора или какого-либо иного решения по делу в законную силу [14].

Предложенные Л.И.Будниковой и В.Л.Будниковым меры имеют смысл, ведь неоспоримо, что иногда желание попытаться воздействовать на мнение суда при помощи искусственно создаваемого в средствах массовой информации ажиотажа вокруг какого-либо конкретного судебного дела, как правило, имеющего недостаточную доказательственную базу, иногда зачисленного в число резонансных, проявляется со стороны представителей органов государственного обвинения, досудебного следствия или дознания. Это представляется некорректным и аморальным, тем более что совершается служебными лицами, осознающими наличие обоснованных сомнений в доказанности вины обвиненного ими человека.

Попытки заставить суд под воздействием созданного таким способом общественного мнения принять желаемое решение по делу, по сути своей противоречат принципу презумпции невиновности и могут стать причиной постановления неправосудных решений, в том числе приговоров с осуждением невиновных. В то же время эти попытки граничат с нарушением положений процессуального законодательства, предусматривающего вмешательство в деятельность суда, и могут быть причиной возникновения дел гражданского судопроизводства по искам к средствам массовой информации о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также о материальном возмещении морального (неимущественного) вреда.

Равно в такой же степени следует считать недопустимыми с позиций морали и соответствия нормам действующего законодательства и попытки иных участников процесса оказать при помощи публикаций и выступлений в средствах массовой информации какое-либо давление на суд изложением своих версий события, дело о котором подлежит судебному разбирательству. Поэтому представляется, что публикации до окончания судебного разбирательства и до постановления и провозглашения по делу судебного решения должны содержать лишь информативную направленность фактового характера.

Какие-либо выводы о правоте той или иной стороны в гражданском, административном или хозяйственном (арбитражном) процессах, о виновности или невиновности подсудимого, о виде и мере наказания, которого он, возможно, заслуживает, а также о личности потерпевшего – в уголовном процессе следует признать преждевременными и недопустимыми. Такие публикации могут оказывать влияние на судей, и оказывают предпосылки для судебной ошибки. Не зря в процессе формирования скамьи присяжных в странах, где действуют суды присяжных, одной из сложных проблем является проблема подбора именно такого состава присяжных, которые были бы еще не знакомы с обстоятельствами данного дела и у которых бы еще не сложилось на этот счет никакого мнения.

При рассмотрении особо деликатных дел в США с целью обеспечения защиты присяжных от общественного воздействия, их изолируют в гостинице до окончания процесса и вынесения вердикта. Во время пребывания в гостинице им не разрешается смотреть телевизионные репортажи по данному делу, и их доставляют в здание суда и из здания суда специальными автобусами с занавешенными окнами для того, чтобы помешать им случайно увидеть газеты на стендах или протестующих демонстрантов [15].

Относительно взаимоотношений суда и прессы П.И.Шевчук признал, что судьи не всегда желают контактировать с журналистами, почти не стремятся активно формировать позитивное общественное мнение о себе, своей работе, разъяснять и комментировать свои действия, используя потенциал прессы [16]. К сожалению, в настоящее время судьи считают для себя возможным не давать никому никаких объяснений по поводу принятых и постановленных ими судебных решений. Это право им предоставлено частью 2 статьи 12 Закона Украины «О статусе судей», согласно которой судья не обязан давать какие-либо пояснения относительно сути рассмотренных им дел или дел, которые находятся в его производстве[17]. Но одно дело никому ничего не быть обязанным объяснять, а совсем другое – относиться с уважением к народу, на службе у которого находится каждый судья как государственный служащий, и разъяснять при помощи средств массовой информации законность, правильность и справедливость принятого решения и постановленного приговора. Ведь это тоже реализация принципа гласности.

На состоявшемся в Киеве 18 сентября 2008 года круглом столе «Судебная власть и средства массовой информации» Е.Радченко отметил, что Украина занимает одно из самых низких мест в мире относительно доступа к журналистике как профессии: – «В Украине очень легко стать журналистом. Этим объясняется уровень материалов, которые не удовлетворяют судей. Но эта проблема решается с помощью консультантов. Вместе с этим функция прессы как раз и заключается в том, чтобы критически освещать деятельность и судов, и правоохранительных органов». Уменьшить напряженность во взаимоотношениях судов и СМИ может, по мнению Е.Радченко, более качественная работа журналистов и предоставление полной информации самими судьями. В ходе дискуссии было признано, что, несмотря на некоторые противоречия и конфликты, в действительности у журналистов и судебной власти есть большое поле для сотрудничества. При помощи СМИ судьи могут обнародовать свое виденье относительно несовершенства законодательства и привлекать внимание общества и политиков к возникающим в этой связи проблемам. Для этого, с одной стороны, журналисты должны прийти к судьям за информацией. А с другой – и сами судьи должны относиться к работникам СМИ без предубеждений и видеть в них равноценных партнеров [18]

Это как раз и составляет те возможности, которые недостаточно реализованы на сегодняшний момент, которые могут быть использованы для формирования доверия общества к судьям и суду, к судебной власти, а через них и к государству. Ожидать от общества доверия к правосудию невозможно без открытости, гласности и публичности судопроизводства.  

Павло Репешко, адвокат


[1] Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 20. – Ст. 2143.

[2]Конституція України // Відомості Верховної Ради України. – 1996. – № 30. – Ст.141.

[3] Закон України від 7 лютого 2002 року № 3018-III «Про судоустрій України» // Відомості Верховної Ради України. – 2008. – № 27-28. – Ст. 180.

[4]Кримінально-процесуальний кодекс України // Відомості Верховної Ради Української РСР. – 1961. – № 2. – Ст. 15.

[5]Цивільний процесуальний кодекс України // Відомості Верховної Ради України. – 2004. – № 40-41, № 42. – Ст. 492.

[6]Кодекс адміністративного судочинства України // Відомості Верховної Ради України.– 2005.– № 35-36, № 37. – Ст.446.

[7]Господарський процесуальний кодекс України // Відомості Верховної Ради України. – 1992. – № 6. – Ст. 56.

[8] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. – Том 1. – Санкт-Петербург: Альфа, 1996. – С. 98.

[9] Бернхем В. Вступ до права та правової системи США. – К.: Україна, 1999. – С. 284.

[10] Гом’є Д. Короткий путівник до Європейської конвенції з прав людини. – К.: Рада Європи, Українська правнича фундація, Український центр прав людини, 1998. – С. 24.

[11] Репешко П.І. Гласність судового процесу як крок до прецедентного права та довіри до судочинства // Взаємозв’язок реформи інженерної освіти і промислового розвитку України: стан, проблеми, рішення. – Миколаїв, 2000. – С. 103.

[12] Михеєнко М.М., Нор В.Т., Шибіко В.П. Кримінальний процес України: Підручник. – К.: Либідь, 1992. – С. 46.

[13] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. – Том 1. – Санкт-Петербург: Альфа, 1996. – С. 94.

[14] Будникова Л.И., Будников В.Л. Гласность уголовного судопроизводства // Средства массовой информации и правовая культура населения: Материалы междунар. науч. – практ. конф.  – Волгоград: ВЮИ МВД России. – 1999. – С. 72.

[15] Бернэм У. Суд присяжных заседателей. – М.: Московский независимый институт международного права, 1995. – С. 12-13.

[16] Шевчук П. До питання про стосунки між судовою владою і засобами масової інформації через призму розгляду цивільних справ // Судова практика у справах за позовами до ЗМІ: Матеріали науково-практичної конференції. В 2 т. – Т.1. – К.: Міжнародний фонд «Відродження». Інформаційний прес-центр IREX ПроМедіа. – 1999. – С. 36.

[17] Закон України від 15 грудня 1992 року № 2862-ХІІ  «Про статус суддів» // Відомості Верховної Ради України. – 1993. – № 8. – Ст. 56.

[18] Булавка Е. Судді і журналісти зійшлися у філософії, та розійшлися у практиці // http://www.telekritika.ua/media-suspilstvo/media-i-sudi/2008-09-22/40755 

Ми надаємо безоплатні консультації із юридичних питань у сфері інформаційного та медійного права. Будемо раді поділитися з вами своїм досвідом.

Листи з інших питань не розглядаються.

Докладніше про консультації

 

Задайте Ваше питання через форму:

Ваше ім'я (обов'язково)

Ваш email (обов'язково)

Ваше повідомлення


Також ви можете звернутися до нас іншими способами: